Кривые иностранные инвестиции. Как нерезиденты вкладывают в Россию

Кривые иностранные инвестиции. Как нерезиденты вкладывают в Россию

Согласно опубликованной на прошлой неделе статистике ЦБ РФ, в 2017 году Россия после годичного перерыва вернулась к роли нетто-экспортера прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Вложения за границу выросли на 73,14% до $38,63 млрд, а инвестиции в нашу страну упали на 14,3% до $27,89 млрд. В итоге чистый экспорт составил $10,75 млрд.
Финансовые рынки / Глеб Баранов 14 Апр 2018, 21:14
Кривые иностранные инвестиции. Как нерезиденты вкладывают в Россию

Эта цифра далека от рекорда 2014 года, когда нетто-отток ПИИ превысил $35 млрд, но вполне вписывается в тренд последнего десятилетия. После кризиса 2008 года Россия превратилась из чистого импортера прямых инвестиций в одного из ведущих их экспортеров в мире (см. график). С учетом хронической недоинвестированности отечественной экономики это неоднозначное достижение.

Импортные инвестиции

В принципе, чистый отток ПИИ, как и более демонизированный в глазах общественности отток капитала за рубеж, совершенно не обязательно отрицательное для экономики или хоть сколько-нибудь незаконное явление. Покупая доллары, граждане не задумываются о том, что портят статистику по вывозу капитала, и предприниматель, приобретая зарубежное предприятие, беспокоиться о состоянии ПИИ тоже не должен.

Тем более что масштабное трансграничное движение капиталов и существенные зарубежные активы вполне могут быть признаком крупной и здоровой экономики. Расширение бизнеса за рубеж во многих случаях только полезно развитому государству, иначе транснациональные корпорации были бы раздавлены им в зародыше. Но у России в этой области, как и во многих других, есть особенности, роднящие ее не с развитыми, а с развивающимися странами. И то, что для кого-то признак здоровья, для нас может быть и симптомом болезни.

Поначалу, как страна именно развивающаяся, Россия претендовала на получение прямых иностранных инвестиций, которые, как принято было считать еще с середины прошлого века, должны восполнять нехватку внутренних ресурсов и помогать экономическому росту. Но в 1990-х ни роста вплоть до последовавшего за дефолтом периода не было, ни особо крупных прямых инвестиций не наблюдалось.

Если посмотреть на график, то на фоне 2000-х годов может даже показаться, что ПИИ в 1990-х и вовсе почти не было. Но здесь стоит помнить, что четверть века назад покупательная способность доллара в России была гораздо выше, чем полутора десятилетиями позднее. А в случае со скупкой свежеприватизированных советских предприятий курс американской валюты был особенно высок.

В начале 1990-х очень большими деньгами были не миллиарды и порой даже не миллионы долларов. В основании некоторых серьезных отечественных бизнес-империй лежали даже не сотни, а считаные десятки тысяч долларов, если не еще меньшие суммы. И $690 млн прямых инвестиций, сделанных иностранцами в 1994 году, это было немало. Годом позже на залоговых аукционах на эти деньги можно было бы, например, купить: 51% «Норильского никеля», 45% ЮКОСа, 40,12% «Сургутнефтегаза», 51% «Сибнефти» и еще осталось бы более $160 млн на мелкие расходы.

Так что прямые иностранные инвестиции все же были, просто они были соразмерны масштабам тогдашней экономики, дополнительно заниженным благодаря высокому курсу доллара. Эти деньги успешно участвовали в переделе собственности, но и только. То, что экономическому росту в России они практически никак не помогли, видно невооруженным взглядом.

Настоящий всплеск ПИИ пришелся на последние три года, предшествовавшие кризису 2008 года, когда ВВП давно и быстро рос на фоне сначала девальвации, а затем и подъема цен на нефть. Тогда же, кстати, (в 2006–2007 годах) наблюдался и единственный в новейшей российской истории период, когда чистый вывоз капитала частным сектором сменился ввозом. Рекордный чистый приток прямых иностранных инвестиций в Россию ($19,12 млрд) был зафиксирован чуть позже – в 2008 году. При этом вложения в нашу страну составили $74,78 млрд, а экспорт ПИИ – $55,66 млрд.

Офшорные инвесторы

Но уже со следующего года все изменилось – появился и в целом стал расти чистый отток, лишь изредка ненадолго меняя знак. Уже в 2011 году, по расчетам Александра Пахомова, приведенным в работе «Экспорт прямых инвестиций из России: очерки теории и практики», по объемам экспорта ПИИ РФ заняла 8-е место в мире. Ее доля в мировых потоках исходящих инвестиций выросла за десять лет в пятнадцать раз, составив 4,0% по сравнению с 0,3% в 2000 году.

Это уже был уровень, сопоставимый не только со странами БРИКС, но и со многими развитыми странами. Однако масштабы оттока прямых иностранных инвестиций продолжали расти. Если в 2011 году инвестиции за рубеж составили $66,85 млрд, то к 2013-му они возросли до $86,5 млрд. В этот период Россия уже стабильно входила в ТОР-10 мировых экспортеров ПИИ.

Но вот засилья российских транснациональных корпораций на мировом рынке, тем не менее, не наблюдалось. Хотя справедливости ради надо отметить, что громкие зарубежные сделки порой случались, деловая активность России уступала даже развивающимся странам.

Существенная часть наших прямых инвестиций традиционно идет в офшоры или в юрисдикции, схожие с ними по каким-либо важным для отечественного капитала признакам. Крупнейшим получателем российских прямых инвестиций традиционно является Кипр, за второе-третье место обычно соперничают Британские Виргинские острова и Нидерланды. В каких-то случаях это временные адреса и затем деньги следуют в другие государства, а нередко и обратно на родину. Среди крупнейших прямых инвесторов в Россию такие державы, как Кипр, Багамы, Бермуды, Британские Виргинские острова и пр.

В любом случае это как-то не очень напоминает массовое расширение бизнеса за пределы страны, в которой все давно поделено и обустроено. При этом значительная часть общего движения средств за рубеж и обратно – лишь условно иностранные инвестиции. Это деньги российского происхождения, операции отечественного бизнеса. И с учетом крайне низкого уровня инвестиций в самой России, оставаться нетто-экспортером ПИИ – не самое лучшее для ускорения экономического роста положение.

После событий 2014 года объем российских инвестиций за рубеж, впрочем, стал снижаться, но быстро падали и вложения в Россию, так что чистый отток ПИИ продолжался. В 2016 году могло показаться, что ситуация изменилась, но это было разовое событие – половину инвестиций внезапно обеспечил Сингапур. В конце года прошла сделка по продаже части акций Роснефти через сингапурскую QHG Shares Pte. Ltd. И в этом году инвестиции в Россию предсказуемо снизились.

В любом случае ПИИ – производная от ситуации в самой России. Но их чистый приток, а не отток, пусть даже это будут и не иностранные по происхождению деньги, сейчас не помешал бы экономике. Другое дело, насколько велико может быть его влияние.

Здесь многое зависит от того, что и с чем сравнивать. По данным Росстата, например, инвестиции в основной капитал в 2017 году в России составили 15,97 трлн руб., по курсу на конец года это соответствует $277,2 млрд. В сравнении с этим ни чистый экспорт ПИИ в объеме $10,75 млрд, ни даже суммарные прямые инвестиции за границу в $38,63 млрд вроде бы смотрятся не особенно.

Но даже $1 млрд с небольшим, пришедший в январе этого года из-за рубежа на отечественный фондовый рынок, вызвал на нем нешуточное оживление. А одна лишь угроза ухода части из порядка $30 млрд инвестиций нерезидентов в ОФЗ на прошлой неделе вызвала серьезные потрясения на бирже. Так что еще немного собственного капитала для страны, вероятно, было бы все же небесполезным приобретением.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться