Как на саммите Каспий делили

После распада СССР, поспорив четверть века, страны «каспийской пятерки» поделили море. Дно почти поровну, а воду оставили ничьей. И Туркмении открыли дорогу в Европу. А надо ли?
Мировая экономика / Сергей Сильченко 13 Авг 2018, 19:00
Как на саммите Каспий делили

Каспийское море, наконец-то, поделили между Россией, Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменистаном, подписав Конвенцию о правовом статусе водоема на Пятом каспийском саммите в казахском Актау.

Теперь на Каспии все действия будут согласовываться между всеми странами каспийского региона – проблемы безопасности, хозяйственная деятельность, экология.

«Принципиально важно, что Конвенция закрепляет за пятью государствами исключительные и суверенные права на Каспийское море, ответственное освоение и использование его недр и других ресурсов, надежно гарантирует решение всех актуальных вопросов на принципах консенсуса и взаимного учета интересов, обеспечивает по-настоящему мирный статус Каспийского моря, неприсутствие на Каспии вооруженных сил нерегиональных государств», – заявил президент России.

В Конвенции отдельно указаны положение о «неприсутствии» на Каспии вооруженных сил третьих стран и обязательства не предоставлять свою территорию кому-либо «для совершения агрессии и других военных действий против любой из сторон». Сами же стороны намерены обеспечить «стабильный баланс вооружений на Каспийском море» и «осуществлять военное строительство в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон».

Вместе с тем Каспий не будет считаться ни морем, ни озером. По словам замглавы МИД РФ Григория Карасина, у этого водоема будет особый правовой статус, который объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик.

Каспий представляет собой крупнейший в мире замкнутый водоем. Из-за того, что он не имеет прямой связи с Мировым океаном, нельзя говорить о нем, как о море. Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы в отношении трансграничных озер.

Предлагается разделить акваторию моря на внутренние воды, территориальные воды не более 15 морских миль, плюс 10 миль рыболовные зоны и общее водное пространство. Таким образом, большая часть акватории и биоресурсов Каспия не принадлежит никому и останется в общем пользовании.

Между тем Конвенция не дает четкого ответа в вопросе о размежевании дна. «Разграничение дна и недр Каспийского моря на сектора осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права».

В общем, договаривайтесь сами, но спросите соседей. Иран предлагает поровну. Почти все с ним согласны.

Однако Конвенция дает ответ по ключевому вопросу. В документе сказано, что страны могут прокладывать по дну Каспийского моря трубопроводы, согласовывая маршрут только с той страной, через сектор которой он пройдет. А соседей надо только уведомить о маршрутах прокладки трубы.

Вопрос ключевой. Можно сказать краеугольный камень во всей этой истории. Туркменистан, как 4-й в мире обладатель месторождений газа, уже 20 лет хочет протянуть трубу в Азербайджан, оттуда в Грузию и через Черное море и Турцию гнать свой газ в Европу.

Иран и Россия всеми силами сопротивлялись этому проекту. Благо, что неопределенный статус давал такие возможности.

Оно и понятно, зачем такой конкурент на и так тесном европейском газовом рынке. Ведь уже есть игроки – Россия (почти 195 млрд куб. м газа в 2017 году), Норвегия (более 131 млрд куб. м), Алжир (почти 50 млрд куб. м), Катар (24 млрд куб. м), Нигерия и Иран (12,5 и 10 млрд куб. м соответственно). А тут ещ Туркменистан с запланированными поставками на уровне 30–32 млрд куб. м газа.

Однако строительство Транскаспийского газопровода в ближайшем будущем маловероятно. Этот проект может заблокировать Китай, потому что все мощности Туркменистана почти полностью задействованы на поставку природного газа ему. Поэтому в Туркмении может просто не хватить на всех газа, а нарастить добычу быстро не получится.

Кроме того, у Туркменистана нет своих денег на строительство газопровода. Значит, нужны внешние инвесторы, которые будут учитывать все риски, включая оценку реальных запасов газа в туркменских пустынях. Ашхабад же не спешит раскрывать свои реальные запасы газа.

В общем, строительство газопровода по дну Каспийского моря хоть и создает какой-никакой вызов для российского газового экспорта в Европу, но проблемой не является. И вряд ли станет в обозримом будущем.

А Туркменистан вполне вероятно в будущем нарастит сотрудничество с Китаем и, возможно, наладит поставки в Индию и Пакистан. Вот где громадный и неосвоенный газовый рынок.

Так что наш «Газпром» может спокойно работать. Угроза из-за туркменских барханов на сегодняшний день в большей части не видна.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться