ФРС добавит рынкам ликвидности

Председатель Федеральной резервной системы США (ФРС) анонсировал возобновление регулярных операций по покупке US Treasuries на открытом рынке.
Мировая экономика / 13 Окт 2019, 20:00
ФРС добавит рынкам ликвидности

Они были прекращены пять лет назад, и на рынке восприняли эти слова, как объявление нового раунда количественного смягчения – QE4. Глава ФРС с такой трактовкой не согласен, но в любом случае речь идет об операциях, способных повлиять на экономику не только США, но и всего мира.

Когда нет денег

На прошлой неделе председатель ФРС Джером Пауэлл заявил, что американский регулятор вскоре возобновит регулярные закупки казначейских ценных бумаг (US Treasuries). Связано это с желанием избежать повторения сентябрьских потрясений на денежных рынках.

Тогда, как раз накануне заседания Комитета по операциям на открытом рынке (Federal Open Market Committee, FOMC), внезапно взлетели ставки РЕПО overnight (подробнее см. «ФГ» № 34). В течение двух дней они выросли с 2,29% до 10%, при этом с 2,14% до 2,25% (верхней границы целевого диапазона ФРС) выросла и эффективная ставка по федеральным фондам. И с первых же часов мини-кризиса на рынке заговорили о том, что ФРС теряет контроль за краткосрочными процентными ставками.

Для ведущего финансового регулятора мира даже подобные слухи были бы неприятны, но здесь были факты: на одном из крупнейших рынков наблюдался кризис ликвидности. Сейчас при описании тех событий американские СМИ используют такое выражение, как «денежные рынки были взбудоражены», но тогда их участники выражались ярче. «Скачок ставок <…> граничит с хаосом», – приводило, например, агентство Bloomberg слова Джона Хилла, стратега BMO.

И в дело вступила ФРС. Впервые со времен ипотечного кризиса Федеральный резервный банк Нью-Йорка начал ежедневные операции по обеспечению банков ликвидностью в рамках РЕПО overnight. Он объявил, что будет предоставлять им до 75 млрд долл. в сутки. А уже на следующий день на заседании FOMC было решено, помимо базовой ставки, опустить и ставку по избыточным банковским резервам с 2,1% до 1,8%.

Дело в том, что взлет ставок РЕПО был лишь симптомом, а причиной кризиса было двукратное снижение банковских резервов в результате «количественного ужесточения». В сентябре их сумма упала уже ниже 1,4 трлн долл. против 2,8 трлн долл. в 2014 году.

Операции РЕПО с банками ФРС продолжает до сих пор, и ситуация со ставками в целом нормализовалась. Однако сразу было понятно, что эти действия регулятора станут лишь обезболивающим – в основе своей проблема решена не будет. Еще в сентябре опрошенные Bloomberg участники рынка говорили о необходимости более существенных мер со стороны ФРС.

Секретом возможные меры не были. Так, в разгар кризиса на денежном рынке Джеффри Гундлах, облигационный гуру и глава компании DoubleLine со 140 млрд долл. под управлением, говорил на CNBC: «ФРС может начать QE lite, как я это называю. Это означает, что они вернутся к расширению своего баланса, чтобы увеличить резервы в системе».

Можно сказать, что Джером Пауэлл прислушался. «Мои коллеги и я в ближайшее время объявим меры по увеличению резервов», – заявил он на прошлой неделе. Именно в этом контексте он и вел речь о покупке ФРС краткосрочных бумаг – казначейских векселей (Treasury bills). Но его слушателей (а он сделал свое заявление на конференции National Association for Business Economics в Денвере) больше заинтересовало то, что все это похоже на новый раунд QE.

 Юбилейное смягчение

Со времени последних масштабных операций по выкупу US Treasuries, проводившихся в рамках трех раундов QE и двух Twist (см. табл.), прошли годы. Последнее QE завершилось ровно пять лет назад, ознаменовав тем самым преодоление последствий кризиса. Были шансы, что об этой довольно круглой дате и так вспомнят, но после слов Джерома Пауэлла избежать этого, конечно, было совершенно невозможно. Тем более что не только характер, но и потенциальный масштаб планируемых операций очень напоминал о первых годах после кризиса конца нулевых.

Подробностей новой программы еще нет, ведь появление официальных данных о ней – дело будущего. План наращивания резервов, по словам Джерома Пауэлла, будет готов к заседанию ФРС по ставке, намеченному на 29–30 октября. Его целью будет восстановление их объема до уровня, существенно превышающего 1,4 трлн долл., обтекаемо сообщил он.

Глава ФРС лишь отметил, что регулятор хотел бы видеть достаточно резервов, чтобы контролировать ставки по федеральным фондам без необходимости регулярных операций РЕПО. Однако первые оценки контуров программы появились сразу же после этих слов. Это неудивительно, учитывая, что ситуация с ликвидностью в США обсуждается не первую неделю. Эксперты говорят о необходимости наращивания банковских резервов на 150–250 млрд долл.

Так, по оценкам аналитиков J. P. Morgan, речь в итоге может пойти о выкупе с ноября этого года по апрель следующего US Treasuries на 37 млрд долл. в месяц по номиналу. При этом речь, на их взгляд, пойдет не только о Treasury bills, но и о более длинных облигациях. Ряд инвестбанков ожидает ежемесячного увеличения баланса ФРС менее чем на 20 млрд долл. в месяц, которое при этом затянется на год и более.

Тем не менее сам председатель ФРС пока говорит, во-первых, о покупке исключительно коротких бумаг, а во-вторых, о том, что новая программа – это отнюдь не QE. «Я хочу подчеркнуть, что рост нашего баланса с целью управления резервами никоим образом не следует путать с масштабными программами покупки активов, которые мы развернули после финансового кризиса, – говорил он. – Ни последние технические проблемы, ни покупка казначейских векселей, решение о которой мы планируем принять, не должны существенно повлиять на подход к денежно-кредитной политике».

Вот только Джером Пауэлл уже заработал себе репутацию человека, способного быстро менять позицию даже по, казалось бы, принципиальным вопросам. Не повышают доверия слушателей, вызывая лишь недоуменные переглядывания, и попытки придания задним числом видимости предсказуемости своим действиям. «Как мы указали в нашем мартовском заявлении о нормализации баланса, в какой-то момент мы начнем увеличивать наши запасы ценных бумаг для поддержания соответствующего уровня резервов, – сообщил он, например, на прошлой неделе. – Это время уже пришло к нам».

Все это уже не первый раз мешает главе ФРС в коммуникациях с рынком. «Это ни в коем случае не QE», – твердил он в ходе дискуссии после выступления. В итоге каждый второй аналитик усомнился в этом.

Количественное не ясно что

Главное, впрочем, не название. Основной вопрос состоит в том, как отразятся эти операции на ликвидности американских банков, состоянии американской экономики и мировых рынках. До сих пор операции на открытых рынках в масштабах, схожих с теми, которые можно сейчас ожидать от ФРС, оказывали на них заметное влияние. И в первой половине 2010-х годов спекулянты самыми разными инструментами – от валют до акций привыкли считать объявления о начале очередного раунда количественного смягчения хорошими новостями.

Но и отличия, которые видит Джером Пауэлл между новой программой и операциями по выкупу казначейских бумаг 5-10-летней давности, отнюдь не сводятся к названию. Он обращает внимание на то, что программы QE характеризовались не только увеличением баланса ФРС, но и преимущественной скупкой длинных бумаг. Это вело к снижению долгосрочных ставок, что стимулировало экономику.

Это, бесспорно, так. Можно даже добавить, что, например, операции Twist (впервые успешно примененные ФРС, кстати, не в 2011 году, а на полвека раньше) вообще не увеличивали баланс, хотя и приводили к нетто-покупке длинных бумаг. Так что в этом смысле новая программа стимулирующим экономику эффектом, вероятно, обладать и в самом деле не будет. И заметная часть участников рынка с этим утверждением не спорит.

Так, аналитики UBS на прошлой неделе обращали внимание на технический характер планирующихся операций, не дотягивающий до настоящего QE. Отмечая отсутствие реакции на объявления ФРС на мировом валютном рынке, они предположили, что с этим мнением согласны и многие инвесторы.

Тем не менее целый ряд участников рынка говорит о том, что ФРС лукавит. Быстрое увеличение объема ее баланса началось еще в августе (см. график), теперь оно продолжится. И если его снижение было «количественным ужесточением», то как же называть обратный процесс, спрашивают они. К тому же если для ФРС наличие влияния ее программы на экономический рост и может считаться главным признаком QE, то для рынков главное – рост ликвидности. А он обещает быть очень серьезным.
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться