Торговые войны могут обрушить мировые фондовые площадки и сырьевые рынки

Торговые войны могут обрушить мировые фондовые площадки и сырьевые рынки

Американский президент Дональд Трамп вечером 18 июня объявил на митинге верных сторонников, собравшихся во Флориде, в городе Орландо, что 3 ноября 2020 года будет баллотироваться на второй президентский срок. Тем самым он дал старт официальной предвыборной кампании.
Политэкономика / 22 Июн 2019, 11:00
Торговые войны могут обрушить мировые фондовые площадки и сырьевые рынки

Эксперты в большинстве своем прогнозируют победу Трампа, несмотря на то, что последние социологические опросы показывают лидерство бывшего вице-президента, демократа Джона Байдена.

В актив президента записывают прежде всего его заметные экономические успехи: высокие темпы роста ВВП и низкую безработицу. «Самая лучшая экономика в истории Америки!», «все страны нам завидуют!» – без ложной скромности подводит итоги первых двух с половиной лет своего правления Трамп. И бросает новый (хотя в общем-то слегка видоизменный с предвыборной гонки 2016-го) лозунг: «Сохраним величие Америки!».

Однако то, что хорошо для Америки, часто плохо для остального мира. Дональд Трамп в Орландо заявил, что Америка может легко обойтись без торгового соглашения с Китаем, обосновав это тем, что сотрудничество с КНР, по его подсчетам, приносит стране $500 млрд убытков в год. Правда, с другой стороны, он продолжает хвалить Си Цзиньпина как «отличного президента», с которым он обязательно договорится на саммите G20 в Осаке. Но на американских условиях. Впрочем, антикитайское выступление вице-президента Майка Пенса, приуроченное к 30-летию событий на пекинской площади Тяньанмынь, было все-таки перенесено на более поздний срок. Тем более что Пенс понадобился на самом предвыборном митинге.

Битва гигантов

Вступая в схватку за президентское кресло в первый раз – в 2016 году – Дональд Трамп, надо отдать ему должное, не скрывал планов по возведению вдоль всех границ США (как чисто географических, так и геополитических) непреодолимых протекционистских барьеров. Цель – вернуть в Америку реальный сектор, выведенный транснациональными компаниями в страны с низкими зарплатами и прочими издержками. Избиратель с индустриально-аграрного Среднего Запада не мог не поддержать столь радужные перспективы.

Однако у союзников из ЕС и NAFTA (Мексика и Канада) эти планы сразу же вызвали озабоченность и даже неприкрытое осуждение. Немецкий канцлер Ангела Меркель еще в январе 2017 года на Всемирном экономическом форуме в Давосе резко критиковала протекционистскую политику Трампа. После введения им импортных пошлин на сталь (25%) и алюминий (10%), поставляемые в США практически всеми известными производителями, в марте – июне 2018 года не ополчился на Трампа только ленивый западный политик.

Но поднимать утраченное величие единственной пока сверхдержавы (утраченное, естественно, не на самом деле, а в сознании части правящей элиты) и делать Америку вновь великой Трамп собирался не только за счет протекционистских барьеров, но и при помощи полномасштабного наступления по всем внешнеэкономическим и геополитическим фронтам. И реализовал все обещанное с лихвой. КНДР и Иран он поставил на грань настоящей агрессии, а против Китая развернул полномасштабные торговую и технологическую войну, также чреватые в перспективе военным противостоянием.

Напомним основные реперные точки противостояния экономических гигантов. В марте 2018 года США ввели 25% и 10% тарифы и на китайские сталь и алюминий. Китай является одним из главных поставщиков стали в мире. В июне 2018-го Трамп обложил пошлинами в 25% и другие китайские товары на сумму $34 млрд в августе – еще на $16 млрд. Основанием стали обвинения Пекина в «нечестных методах торговли» и «краже американских технологий и интеллектуальной собственности».

В конце сентября вступили в силу новые американские тарифы в размере 10% на товары из Поднебесной объемом в $200 млрд в год, что составило почти половину китайского импорта в США в прошлом году. В ответ Китай ввел ответные барьеры на американский импорт, правда, для начала на довольно незначительные объемы, тем более что ввоз американских товаров в Китай в 2018 году превысил немногим более $120 млрд.

Затем было заключено 90-дневное торговое перемирие. О нем Дональд Трамп и Си Цзиньпин объявили 1 декабря 2018 года после двухчасовой встречи в Буэнос-Айресе на полях саммита G20. Переговоры на первых порах шли интенсивно и с выигрышем преимущественно американской стороны. Пекин взял обязательства увеличить на порядок – до $1 трлн с лишним – закупки в США, чтобы вместо торгового дефицита в $420 млрд получить такой же профицит. Затем китайцы пошли на уступки в наиболее чувствительной для американцев сфере – защите их интеллектуальной собственности. Правительство Китая в марте этого года обещало представителям почти 200 крупных американских компаний таким образом изменить национальное законодательство, чтобы дать зеленый свет прямым иностранным инвестициям не в СП с обязательной передачей технологий, как это делается сейчас, а в собственные филиалы и «дочки», которым будет обеспечена полная защита их интеллектуальной собственности.

В результате на 27 марта был запланирован саммит Трампа и Си Цзиньпина. Но он не состоялся, перенесли встречу на май. Но вновь провал. Стороны вновь стали обмениваться тарифными ударами. С 10 мая США увеличили пошлины на китайские экспортные товары объемом $50 млрд с 10 до 25%. Трамп поручает изучить возможность введения 25-процентных пошлин еще на $325 млрд китайского экспорта с тем, чтобы резко увеличить стоимость практически всего китайского импорта.

Китай 13 мая объявил о введении с 1 июня дополнительных пошлин со ставками 5–25% (то есть значительно более избирательно, чем США) на 5140 импортируемых американских товаров общим объемом порядка $60 млрд. В итоге за первые 5 месяцев этого года двусторонний товарооборот сократился на 14%.

Китай неожиданно для США развернул переговорную позицию, перестав идти на уступки, вероятно, потому, что Трамп перегнул палку, нарушив свою же скандальную переговорную тактику «наезд-откат»: навалиться на партнера, ошеломить его, испугать, а затем уже вступать в переговоры. Наезжать – наезжает, без остановки, а отката, кроме словесного, – как не было, так и нет.

1 декабря 2018-го в день переговоров Си Цзиньпина с Дональдом Трампом канадские власти по запросу американцев задерживают финансового директора IT-гиганта Huawei Мэн Ваньчжоу. Дело не завершено. Еще ранее американская администрация потребовала от своих госструктур и стран НАТО заблокировать использование оборудования, произведенного Huawei. В мае этого года Трамп внес китайскую IT-компанию в «черные» списки структур, угрожающих национальной безопасности США. Минторг затем предупредил, что лицензия Huawei для работы на американском рынке закончится уже в сентябре, правда, потом действие разрешения было несколько пролонгировано. Google и Apple тут же предупредили о прекращении поставок своих операционных систем китайскому производителю – ущерб может составить до $30 млрд. Huawei сдаваться не собирается, планируя внедрить собственную операционную систему. Apple предупредила, что перенесет производство своих гаджетов из Китая в страны Юго-Восточной Азии и Мексику. На это потребуется минимум три года, так как 90% сборки американских гаджетов сосредоточено именно в Китае. В ответ китайские потребители готовы вообще отказаться от продукции Apple.

Итак, можно сказать, что между Китаем и США на глазах параллельно с тарифной войной разворачивается высоко технологическая. И ставки в ней особенно велики. Речь идет о том, кто одержит вверх в глобальной схватке за контроль над глобальными IT рынками. В ближайшие два-три года бойня развернется вокруг мобильных сетей 5G, и здесь Пекин будет стоять до последнего.

Таким образом, рассчитывать на примирение сторон довольно трудно. А пока разворачивается конфликт, темпы роста мирового ВВП падают, фондовые площадки лихорадит, нефть может упасть в цене. Все это грозит глобальной рецессией, при этом пример разворачивания все новых американских санкций против России говорит о том, что Вашингтон так просто от «наездов» на оппонентов не отказывается.

Вероятность встречи Дональда Трампа с Си Цзиньпином и, возможно, с Владимиром Путиным 28–29 июня на саммите «большой двадцатки» в Осаке буквально до последней минуты будет вызывать сомнения. И, тем более, мало кто берется сделать прогнозы по ее конкретному исходу и более удаленным последствиям. Но «Финансовая газета» все-таки взялась за это непростое дело.

Прогнозы «Финансовой газеты»

Тема «Торговые войны: последствия для мировой и российской экономик» стала ключевой на первом заседании делового дискуссионного клуба «Финансовой газеты» и «Информационно-аналитического центра «Альпари» «Актуальные проблемы экономического развития России», которое прошло 18 июня 2019 года.

Приглашенные эксперты сосредоточились не только на проблемах торговых войн и прогнозировании их длительности, а также последствий. Не менее важным стал анализ внутренней экономической политики России в условиях санкционного давления и торговых войн между экономическими гигантами. Главный вывод – придется опираться на свои собственные силы и проводить непопулярные у властей реформы.

В дискуссии участвовали пять спикеров. Родион Ломиворотов, старший экономист Sberbank CIB, который подсчитал, что «падение темпов мирового экономического развития в результате торговых войн до 2% годовых неминуемо приведет к падению цен на нефть до $50 за баррель». 

Александр Разуваев, руководитель ИАЦ «Альпари», подчеркнул, что «риски для глобальной экономики в результате политики Дональда Трампа очень и очень высоки». И сделал следующий опасный прогноз: «Торговая война может обрушить американский и следом мировые фондовые рынки, что ударит по уверенности американских потребителей и может вызвать рецессию». В последнем случае Brent может упасть до $30–35 за баррель. 

Андрей Кушниренко, один из ключевых переговорщиков России с ВТО, доцент Всероссийской академии внешней торговли, предупредил, что «грань между пропагандистскими маневрами и реальными действиями очень тонка и перейти ее незаметно очень легко». 

Артем Сагач, вице-президент Ассоциации текстильщиков России, особое внимание уделил необходимости срочного изменения экономической политики российских властей, особенно в денежно-кредитной сфере. 

Юрий Гончаров, генеральный директор ГК «Результат», считает, что у России есть исторические возможности использовать итоги торговых войн в своих национальных интересах.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться