В годовом отчете ЦБ опубликован новый состав российских международных резервов

В годовом отчете ЦБ опубликован новый состав российских международных резервов

За год они стали менее уязвимыми для американских санкций, но и менее соответствующими структуре внешнеэкономических расчетов. В итоге рост обороноспособности как всегда обернется дополнительными затратами.
Российская экономика / Глеб Баранов 19 Май 2019, 11:00
В годовом отчете ЦБ опубликован новый состав российских международных резервов

Как отмечается в отчете, доля золота в резервах выросла до 18,5% – его стоимость достигла $86,9 млрд. Это может создавать ощущение защищенности перед мировыми финансовыми катаклизмами или санкциями. Однако к текущим операциям в сколько-нибудь нормальных условиях эти цифры имеют отдаленное отношение: быстро и без потерь превратить большие объемы золота в деньги непросто. Для регулярных внешних расчетов эта сумма – немногим больше, чем ничего.

При этом из всей суммы активов Банка России в иностранной валюте и золоте (она на $2,5 млрд больше международных резервов и составила $473,9 млрд в конце 2018 года) на доллары приходилось 22,7%. И это вдвое меньше, чем годом ранее. Упала с 8,3% до 6% и доля фунта, зато на юань теперь приходится 14,2% против 2,8% годом ранее. Но особенно заметны перемены в портфеле иностранных бумаг.

«Ценные бумаги иностранных эмитентов представляют собой долговые обязательства, в основном выпущенные или гарантированные правительствами иностранных государств (Китая, Франции, Германии, Соединенного Королевства, США, Канады), а также государственными агентствами и фондами, международными организациями и банками» – этот порядок перечисления эмитентов в годовом отчете близок к новой системе приоритетов ЦБ.

До 2014 года всерьез обсуждать ситуацию, в которой все вложения Банка России в иностранные долговые обязательства, номинированные в долларах США, окажутся втрое меньше его инвестиций в юанях, могли бы только фантасты. Но и в дальнейшем такой расклад мог казаться, если не нереальным, то едва ли быстро достижимым. Ведь совсем не случайно, и вовсе не из-за злонамеренности, долгие годы бумаги американского казначейства были одной из основ портфеля ЦБ.

Причины, по которым мировые центробанки покупают US Treasuries, носят обычно не политический, а практический характер. Во многих случаях, как имеющих отношения к расчетам, так и нет, владение ими, а не облигациями, например, КНР, – это более удобная, надежная и, в конечном счете, несмотря на разницу в ставках, порой даже более выгодная опция. По данным SWIFT, в июле 2018 года на доллар приходилось 42,63% международных расчетов, на евро – 36,74%, а на юань – 1,24%. Роль китайской валюты здесь даже меньше, чем канадского (2,07%) или австралийского (1,4%) долларов. Хотя, конечно, доля рубля еще ниже – 0,26%. А чем «экзотичнее» валюта, тем сложнее и дороже вести в ней расчеты с другими странами.

Неудивительно, что еще в прошлом году ЦБ не только владел американскими обязательствами, но и наращивал их объем. В 2017 году их стоимость оценивалась в 8,02 трлн руб., а бумаг в юанях – только в 0,65 трлн руб. Всего лишь 12-кратная разница была не столь большой, как отличия в использовании этих валют в мире – но и только. На долговые обязательства, номинированные в канадских долларах, например, приходилось 0,78 трлн руб.

Но это работает, конечно, лишь при сколько-нибудь нормальных отношениях с внешним миром: для страны, находящейся под нарастающими американскими санкциями, значимость дешевизны платежей куда ниже их исполнимости. В результате за 2018 год ситуация в портфеле Банка России изменилась радикально.

Теперь китайские обязательства в нем оцениваются в 4,6 трлн руб., втрое превысив долларовые активы. Пока, впрочем, вложения в юань не вышли на первое место – объем бумаг, номинированных в евро, за год вырос с 4,03 трлн руб. до 6,7 трлн руб. При этом речь шла как об отказе ЦБ от собственно американских эмиссий, так и о смене валюты европейских. Стоимость американских и канадских бумаг сократились в его портфеле с 6,83 трлн руб. до 1,67 трлн руб., но европейских выросла с 7,42 трлн руб. только до 8,71 трлн руб.

Вложения в долларовые обязательства соответствуют теперь 1,55 трлн руб. Эта сумма с учетом санкционных рисков может казаться значительной, но она уже едва превосходит среднемесячный объем импорта нами товаров. В активах ЦБ долларов, конечно, больше – как уже говорилось, там их сумма несколько выше юаней и ниже евро. Но и это уже плохо соответствует структуре международных расчетов России, что чревато дополнительными неудобствами и расходами.

Ведь валютой США все равно приходится платить, и не только американцам. На ЕС в прошлом году пришлось 37%, а на Китай – 22% импорта в Россию, но даже здесь существенная часть пока оплачивается долларами. Правда, вероятное снижение курса юаня в ходе торговых войн создает шансы не только на падение объема международных резервов России, но и на рост китайского импорта. Можно спорить о том, насколько сценарий с насыщением нашего рынка подешевевшими товарами из Китая и расчетами в юане соответствует интересам России, но ЦБ готов именно к нему.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться