Новые рецепты роста российской экономики

Новые рецепты роста российской экономики

Тема реального, а не бумажного ускорения роста ВВП остается до сих пор одной из основных в дискуссиях о необходимости переориентации экономической политики правительства.
Российская экономика / Константин Смирнов 20 Май 2019, 10:00
Новые рецепты роста российской экономики

В ближайшее время уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей и председатель наблюдательного совета Института экономики роста им. Столыпина Борис Титов представит Владимиру Путину «Дорожную карту устойчивого роста несырьевого сектора экономики». Документ в первую очередь отражает интересы малого и среднего бизнеса, разделяемых значительной частью экспертного сообщества. Но в его разработке активно участвовали и члены межведомственной рабочей группы при правительственном Аналитическом центре. В нее входили высокопоставленные чиновники, как правило, на уровне замминистров экономического и производственного блоков, а также эксперты, представляющие и отличные от «столыпинцев» макроэкономические школы.

Несколько непривычный авторский коллектив во многом объясняется тем, что работа над «Дорожной картой…» была начата почти год назад по прямому поручению президента. Личное внимание Владимира Путина, весьма вероятно, может также привести к тому, что изложенные в ней предложения будут приняты властями всерьез и хотя бы частично реализованы. Хотя они принесут ожидаемый эффект только в результате комплексного внедрения.

Грустные выводы

В последнее время и эксперты и даже многие чиновники все меньше доверяют отчетам Росстата, заменяя их данными ФНС. Институт Столыпина и межведомственная рабочая группа при Аналитическом центре, по словам Бориса Титова, анализируя нынешнюю экономическую ситуацию, также в основном использовали цифры, предоставленные налоговиками.

Однако по любой статистической отчетности, изложенной в «Дорожной карте…», видно, что особых успехов в экономике не наблюдается. Более того, авторы подчеркивают, что никакого реального роста ВВП, несмотря на уточнения в благоприятном ключе ключевых показателей, на самом деле нет.

Так, если верить Росстату, экономика в прошлом году увеличилась на 2,3%. Хотя даже в Минэкономразвития прогнозировали не более 1,8%. Но в «Карте» указывается, что 1,7 процентных пункта обеспечил экспорт, 65% которого до сих пор приходится на сырьевой сектор. Плюс сдача в эксплуатацию нескольких крупных производственных объектов опять же в ТЭК, что позволило накрутить показатели строительной отрасли. Остальное обеспечило потребление домашних хозяйств, большая часть которого обеспечена не ростом доходов, а новыми потребительскими кредитами.

В итоге, как уверены составители «Карты…», российская экономика фактически находится в состоянии не роста, а остается в рецессии. Кстати, с таким неутешительным выводом согласны и многие академики РАН, отвечающие за экономику. И это несмотря на то, что в течение последних двух лет цена нефти выросла на 60%. При этом реальные располагаемые денежные доходы населения сократились на 1,8% (с 2014 года – по старым данным, на 10,7%, по уточненным – на 8,4%), номинальный курс рубля снизился на 12,8%, а рост ВВП не превысил 4%.

Более того, даже при номинальном, пусть и незначительном росте ВВП, число рабочих мест в экономике страны в 2011–2017 годах, по данным ФНС, сократилось на 6,6 млн – почти на 10%. Борис Титов, кстати, настаивает на том, что и более благоприятные – «тучные годы» – экономика не удвоилась, как утверждают официальные источники, а лишь увеличилась на 50%.

В общем в «Дорожной карте…» констатируется, что политика макроэкономической стабилизации правительства и ЦБ не ведет к возобновлению экономического роста. При фактическом отсутствии альтернативных источников дохода профицит бюджета и большие резервы российскую экономику от системного кризиса не спасут.

Складывается впечатление, что правительству о неизбежности системного кризиса при реализации политики стабилизации также хорошо известно. В соответствии с действующими правительственными программами развития, при инерционном сценарии российский ВВП должен вырасти к 2035 году всего лишь в 1,5 раза (до 2024 года он должен расти ежегодно максимум на 3%). За это время в мире ВВП при аналогичных сценарных условиях вырастет в 4 раза, а в развивающихся странах в 6,6 раза. Исходя из сценарных условий, предлагаемых правительством, Россия к 2024 году не сможет войти в пятерку ведущих экономик мира, сместив Германию, а на самом деле опустится на 7-е место, пропустив вперед Индонезию. Для реального решения этой задачи надо расти темпами не менее 5–5,6% в год, а надежнее – около 7%.

В противном случае к 2035 году российский ВВП даже по паритету покупательной способности (ППС) опустится с нынешнего 6-го места на 10–11-е, ВВП на душу населения – с 52-го до 65–70-го.

Локомотивы роста

Выход из рецессионного тупика авторы «Карты…» видят в сочетании двух типов реформ: общесистемной и секторальной.

Первая насчитывает 12 направлений:

▪          стимулирование «точек роста»;

▪          Рост доступности кредита. Снижение ссудного процента;

▪          Осторожное «количественное смягчение» денежно-кредитной политики, особенно направленной на регионы, средний и малый бизнес, ипотеку;

▪          Умеренное занижение валютного курса рубля;

▪          Снижение фискального бремени, сильные налоговые стимулы за проведение политики роста и модернизации. Ускорение амортизации. Здесь необходимо пояснить. Разные источники по-разному оценивают размер налоговых отчислений в российской экономике. В правительстве продолжают полагать, что она – одна из самых низких в мире. Это верно, если брать во внимание развитые страны, а также выводить за скобки страховые платежи бизнеса. Однако оппоненты из различных экспертных структур (не только из Института Столыпина, но из Центра стратегических разработок, ВШЭ, РАНХиГС) утверждают, что в целом фискальная нагрузка в нашей стране превышает 42–43% ВВП, что в среднем в 2 раза превышает показатели развивающихся стран;

▪          Подавление только «нетарифной» инфляции. Проблема заключается в том, что ЦБ, который не отвечает за темпы экономического роста, но обеспечивает низкую инфляцию, сжимает денежное предложение. В результате монетизация российской экономики остается крайне низкой, страдая от кредитного голода. Поэтому Институт Столыпина и предлагает правительству и ЦБ сосредоточится на сдерживании и даже снижении тарифов естественных и прочих государственных монополий. Денежное же предложение в разумных и четко ориентированных направлениях увеличить;

▪          Жесткое сокращение регулятивных издержек. Напомним, что правительство и президент уже неоднократно обещали к 2021 году полностью ликвидировать все устаревшие и избыточные контрольно-надзорные функции, и для установки своего рода регуляторной «гильотины» в аппарате правительства даже учрежден специальный департамент. Впрочем, пока никаких заметных предложений по уничтожению излишних госфункций (во всяком случае публично) сделано не было;

▪          Рост нормы накопления, производительности труда. Президент давно уже (с майских указов 2012 года) также ставит эти задачи, но дело стоит на месте;

▪          Максимум льгот среднему и малому бизнесу. Несмотря на заверения властей, эти слои бизнеса неуклонно сокращаются. По данным ФНС, за последние два года – на 15%. Зато растет микробизнес – ИП;

▪          Доступность государственного имущества и земли;

▪          Максимум льгот для прямых иностранных инвестиций, которые последние 5 лет неуклонно сокращаются;

▪          Таможенная политика, содействующая локализации производства. Впрочем, в этом случае авторы «Карты…» ломятся в открытые правительством двери. Еще в «тучные годы» в кратчайшие сроки в России было создано 23 крупных иностранных сборочных автопроизводства, в том числе за счет повышения таможенных пошлин на иномарки и их снижения на запчасти;

Такого рода проекты структурных реформ вносят и другие экспертные структуры. Достаточно напомнить о предложениях главы Счетной палаты Алексея Кудрина. На протяжении всей своей политической карьеры он настаивает, например, на немедленном проведении судебной реформы. Суды должны стать реально независимыми от исполнительной власти, но при этом по-настоящему ответственными. Впрочем, Борис Титов также отстаивает эту идею, но, как правило, в ежегодных докладах президенту о проблемах российского предпринимательства.

Ноу-хау «Дорожной карты устойчивого роста несырьевого сектора экономики» заключается прежде всего в его секторальной части. Авторы разделили несырьевую часть экономики на 9 новых приоритетных секторов, которые могут обеспечить максимальный мультипликативный эффект:

▪          Экономику простых вещей («ФГ» уже объясняла эту идею). Речь идет о производстве товаров для потребительского рынка;

▪          Доступный энергоэффективный дом: жилищное строительство, производство стройматериалов, ЖКХ и инфраструктура;

▪          Сектор «Передел». Это переработка сырья;

▪          Технологическую безопасность (кибербезопасность, радиоэлектроника, приборостроение, станкостроение);

▪          Мобильность (скоростные ж/д, новые виды топлива, беспилотный транспорт);

▪          Индустрию гостеприимства (отели, рестораны, санатории);

▪          Зеленую среду и эффективное сельское хозяйство;

▪          Индустрию здоровья (новейшие медицинские технологии);

▪          Цифровую экономику (BD, блокчейн, AI, VR).

Стимулировать эти 9 секторов предлагается, помимо прочего, за счет кластерной организации производства. По словам Бориса Титова, сейчас фактически ни один из учрежденных ранее кластеров не работает. Правительство сделало ставку на территории опережающего развития, однако в ТОРах, как и в СЭЗ, предоставляются льготы, как правило, предприятиям, не связанным друг с другом технологическими цепочками, поэтому это не дает ожидаемого мультипликативного эффекта. Реальные кластеры, особенно при использовании механизмов частно-государственного партнерства, смогут обеспечить необходимое ускорение высокотехнологического производства.

В результате, по расчетам «Карты…», добавленная стоимость в этих секторах к 2025 году увеличится на 81%, количество высокопроизводительных рабочих мест – на 42%, средняя производительность труда – на 58,4%.

В таком случае российская экономика на самом деле займет престижное 5-е место среди ведущих экономик мира, опередив, наконец, Германию и не пропустив вперед Индонезию.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться