Почему иностранцы скупают ОФЗ

Минфин второй раз подряд благодаря нерезидентам перевыполнил квартальный план заимствований. Необычный спрос на ОФЗ возник в феврале, когда Россия получила полный комплект рейтингов инвестиционного уровня, но участники рынка видят и иные причины его появления.
Финансовые рынки / Глеб Баранов 18 Май 2019, 14:10
Почему иностранцы скупают ОФЗ

Однако, чем бы он ни был вызван, рекорды по объему размещений побиты уже не раз – ОФЗ продано больше, чем за весь 2018 год, а объем иностранных вложений в них достиг уровня апреля прошлого года.

Рекордная серия

15 мая размещено три выпуска ОФЗ на общую сумму 134,75 млрд руб. Был поставлен исторический рекорд продаж на одном аукционе – 94,74 млрд руб., но сумма всех трех до нового максимума немного не дотянула. Однако в результате общий объем заимствований, привлеченных Минфином с начала апреля, составил 637,9 млрд руб. Его план на весь второй квартал составлял 600 млрд руб., так что он был перевыполнен досрочно, причем за всего лишь за половину намеченного срока. Однако новых ориентиров эмитент решил пока не давать.

«Минфин России продолжит размещение ОФЗ во втором квартале сего года без формального пересмотра ранее заявленного объема размещения государственных облигаций, исходя из складывающейся рыночной конъюнктуры, спроса инвесторов и недопущения избыточного давления на кривую доходности государственных ценных бумаг», сказано в его заявлении.

Тем не менее уже сейчас объем размещенных с начала года ОФЗ составляет около 1,15 трлн руб., что превышает результаты полных 2018-го (1,04 трлн руб.) и 2016-го (1,03 трлн руб.) годов. Лишь в 2017-м за весь год было размещено гособлигаций на большую сумму – около 1,68 трлн руб.

Последние 3 квартала прошлого года, конечно, были омрачены бегством нерезидентов с рынка ОФЗ, но едва ли даже при отсутствии новых санкций тогда были хоть какие-то шансы привлечь за 12 месяцев 2,4 трлн руб. Такие планы Минфина на 2019 год казались совершенно нереалистичными и этой зимой. Однако теперь они смотрятся совершенно иначе – все-таки к середине мая годовой план выполнен уже почти наполовину.

И хотя формально 1,15 трлн руб. привлечены с начала года, точнее было бы говорить о беспрецедентных поступлениях в последние два с половиной месяца. На них пришлась подавляющая часть привлеченных средств – с 27 февраля по 15 мая размещено ОФЗ более чем на 0,9 трлн руб.

Водораздел был очень четким. То, что что-то на рынке изменилось, стало понятно с первого дня рекордной серии. 27 февраля было размещено ОФЗ на 57,6 млрд руб. На фоне прошлой недели сумма не впечатляет, но это лишь демонстрирует, насколько стремительно изменились времена на рынке гособлигаций. Ведь то был многолетний рекорд и на рынке не могли не начать искать ему объяснения. Единственное, что было понятно сразу – не обошлось без иностранцев.

Золото санкций

Сначала аналитики говорили о разовых причинах – точно пришедшееся на момент размещения погашение крупного выпуска ОФЗ и новая схема проведения аукциона. Затем вспомнили о возобновлении carry trade с российскими бумагами и вообще о притоке средств на emerging markets. Высокие ставки по ОФЗ, как и укрепляющийся рубль, и рост вложений в облигации развивающихся стран, действительно, имели место. Но покупки контрастировали с нараставшей санкционной риторикой, и появилась более интересная версия – венесуэльские деньги.

Есть ли в этой стране средства, достаточные для того, чтобы помочь Минфину ставить рекорды, для такой истории в принципе не важно – «венесуэльское золото» ничем не хуже в этом смысле «золота КПСС». Тем более что наверняка о том, что за деньги пришли на рынок, знает не такой уж широкий круг лиц. Сейчас эта версия звучит уже более обтекаемо. «Основными покупателями ОФЗ выступают иностранные лица, которые сами находятся под угрозой санкций США, рассматривая рубль и рублевые бумаги как защитный актив», – говорил на прошлой неделе газете РБК аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай.

Как бы то ни было, с начала весны рекордный спрос не исчезал и пусть не еженедельно, но все же достаточно часто продолжал помогать ставить рекорды на аукционах. И его странности, действительно, позволяли говорить о появлении новых иностранных инвесторов. Они вели себя на рынке не так, как прежние, в частности, покупая ОФЗ исключительно на аукционах, и в дальнейшем оставляя без внимания вторичный рынок.

Однако при всей увлекательности конспирологии, иногда бывают и просто крупные инвесторы. Удивительно, но никто даже не попытался связать появление новых участников аукционов с событием, случившимся совсем незадолго до этого: 8 февраля агентство Moody’s подняло рейтинг России со спекулятивного уровня «Ba1» до инвестиционного «Baa3». Вообще-то, связи и в самом деле могло не быть, но любопытен сам факт – эта версия даже не рассматривалась.

Визит нерезидента

Между тем в мирное время даже в России было принято считать, что рейтинги как-то влияют на потоки капиталов и вообще имеют кое-какое значение для инвесторов. Тем более что сейчас речь идет о новом качестве. Уже 3 месяца, как впервые за последние 4 года у России есть рейтинги инвестиционного уровня от всех трех ведущих международных агентств.

Для нашей страны – это редкость: в такой ситуации она находилась не более 10 лет за всю историю. И это, действительно, могло убрать формальные препятствия для кого-то из институциональных инвесторов. Ведь их декларации могут не давать права инвестировать в бумаги спекулятивного уровня.

Конечно, многим для того, чтобы выполнить требования о вложениях в бумаги инвестиционного уровня, достаточно двух таких рейтингов. Они у России были после решения S&P 23 февраля 2018 года, что, к слову, не помешало прошлогоднему исходу нерезидентов. И на третий рейтинг надежд на рынке не возлагали – считалось, что практически все, кого могла привлечь такая формальность, уже здесь.

Однако не стоит преуменьшать степень изобретательности зарубежных инвестиционных комитетов – чем больше тех, кто участвует в одобрении решения, тем им спокойнее. И пока американских рейтинговых агентств три, некоторым управляющим неизбежно придется ориентироваться на все три оценки. Это несколько уравновешивается существованием фондов, которым достаточно одного рейтинга, а также обходящихся вовсе без них.

Так что рейтинги сразу от S&P, Fitch и Moody’s вполне могли и еще могут снять где-нибудь бюрократические препоны для инвестиций в ОФЗ. А всего одна, но крупная структура вполне может тягаться по ресурсам и неповоротливости с парой Венесуэл.

В любом случае, откуда бы ни пришли иностранные средства, без них рекорды на рынке ОФЗ сейчас едва ли были бы возможны. «Минфин России в апреле разместил максимальный месячный объем ОФЗ за всю историю наблюдений (на 403,8 млрд руб. по номиналу). При этом нерезиденты и дочерние иностранные банки сохранили высокий спрос на государственные ценные бумаги, выкупив 41,6% объема первичного размещения» – сообщал Банк России в апрельском «Обзоре рисков финансовых рынков.

И согласно данным из того же обзора, доля нерезидентов на рынке ОФЗ выросла за апрель с 26,2% до 27,1%. Может показаться, что их вложения все еще далеки от уровня годичной давности, ведь 1 апреля 2018 года доля нерезидентов составляла 34,5%. Однако это не так – просто за год вырос объем рынка.

1 апреля этого года номинальный объем ОФЗ, принадлежащий нерезидентам, составлял 2,046 трлн руб. За последующий месяц, по оценке ЦБ, он вырос на 183 млрд руб., а значит уже превысил уровень 1 мая 2018 года (2,22 трлн руб.). И шансы уже в мае перекрыть исторический максимум (2,351 трлн руб.) у иностранцев совсем неплохие.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться